Как талибы пересекают линию Дюранда

Ни для кого не секрет, что талибы используют Пакистан в качестве безопасного прибежища: большинство лидеров движения проживают на территории Пакистана, это месторасположение обучающих баз, основное место для отдыха и оздоровления, а также место реабилитации раненых бойцов. Но как талибам удается беспрепятственно пересекать границу и перемещаться из районов боевых действий в Афганистане в пакистанские базы?

Об этом мы узнаем из бесед с бывшими боевиками «Талибана», бывшими чиновниками талибов, местными жителями в южном и юго-восточном Афганистане и с афганцами, проживающими в пакистанской провинции Белуджистан, контактирующими с талибами.

Когда мулла Ахтар Мансур официально пришел к руководству «Талибаном» в 2015 году, более 2000 полевых командиров со всего Афганистана выехали в Кветту, столицу пакистанской провинции Белуджистан, где до сих пор находится штаб-квартира «Талибана». Поскольку дело было срочное, «генеральная ассамблея» Совета талибов (Quetta shura) была запланирована на 31 июля 2015 года, все командиры добрались до Кветты в течение трех дней. За это время линию Дюранда пересекли десятки автомобилей и мотоциклов, пыль от гравия на дорогах стояла столбом.

Талибов совершенно не беспокоило, что кто-то может перехватить или остановить их на на пути в Кветту. Большая часть территории Афганистана, где проезжали полевые командиры талибов, находилась под контролем «Талибана». На пакистанской стороне районы, расположенные вблизи пунктов пересечения границы, были либо бесконтрольными либо укомплектованы правительственными силами безопасности, которых, похоже, не беспокоило передвижение боевиков, борющихся с афганским правительством и его союзниками.

Граница слишком длинная, чтобы ее перекрыть

Линия Дюранда, которая служит фактической границей между Афганистаном и Пакистаном протяженностью около 2400 километров, проходит через треть провинций Афганистана. Вдоль границы не стоит ограждений, а проживающие общины разделены только формально, они продолжают поддерживать отношения по всей линии Дюранда. По словам бывшего посла Пакистана в Афганистане Рустама Шах Моманда, на границе находится 235 КПП, один пункт на 10 километров. Только 20 из них регулярно работают, и только два из них могут предоставить все необходимые миграционные и таможенные услуги.

Эти два самых посещаемых КПП: ворота Торкхем в восточной провинции Нангархар и ворота Веш-Шаман в южной провинции Кандагар. Через них границу пересекают люди со всего Афганистана, 18 других часто используемых пунктов пересечения границы используются в основном местным населением. Через них также проходят контрабандисты, наркокурьеры и боевики, которые хотят добраться до крупных городских центров в Афганистане или Пакистане. Остальные точки перехода границы — это, в основном, местные маршруты, которые не ведут к крупным городам ни в Афганистане, ни в Пакистане.

Пористая граница практически по всей протяжности проходима, множество путей переходов с территории одного государства на территорию другого уже давно сделали невозможным ее контроль и полное «запечатывание». Еще в 1980-х годах звучали требования о закрытии границы, когда антиправительственные моджахеды регулярно организовывали атаки внутри Афганистана, приходя с той стороны линии Дюранда. Как и талибы, моджахеды использовали Пакистан в качестве убежища, учебного центра и базы снабжения, но в гораздо более открытой, общедоступной форме.
Тогдашнее правительство в Кабуле при поддержке Советского Союза делало попытки пресечь трансграничное передвижение боевиков и оружия, но они провалились. В рассекреченном отчете ЦРУ от 1981 года говорилось, что закрытие границы в то время было невозможным, Советы и правительство Кабула не проводили массовые и долгосрочные операции и не располагали достаточными ресурсами для решения этого вопроса. Таким образом, талибы до сих пор используют проверенную временем технику пересечения границы.

Излюбленные проезды «Талибана»

Чтобы проиллюстрировать движение боевиков «Талибана» через линию Дюранда, мы кратко расскажем о двух наиболее посещаемых южных точках пересечения границы талибами — Барамча и Бадини.

Пункт перехода афгано-пакистанской границы Барамча

Расположенный в отдаленном районе Гишманда Дишу, пограничный пункт Барамча находится в 300 км к югу от столицы провинции Лашкаргох. Граница, проходящая через Дишу, имеет протяженность 163 километра. На пакистанской стороне пограничной линии расположен балохский район Чаги провинции Белуджистан с городом Герди Джангал и лагерями беженцев. Большинство населения по обе стороны афгано-пакистанской границы раньше считалось балохцами, но с с момента советского вторжения в Афганистан в 1979 году в качестве беженцев на пакистанской стороне поселились пуштуны из племени эшакзай. С 2003 года Гишманда Дишу не контролируется афганским правительством.

По словам одного из бывших моджахедов, именно в районе, где расположен пункт пересечения границы Барамча через год после падения режима «Талибана», начиная с 2002 года, возникли первые очаги антиправительственного сопротивления. На сегодняшний день, ни правительство Афганистана, ни пакистанские власти не регистрируют передвижение людей и грузов в Барамче. Это самый используемый маршрут для незаконного оборота наркотиков в Афганистане, а на пограничной территории находится одна из крупнейших сетей лабораторий по производству героина.

Барамча является одним из важнейших пунктов пересечения боевиками «Талибана» афгано-пакистанской границы, особенно из южных, юго-западных и западных провинций, таких как Гильменд, Фарах, Нимроз, Герат и Гор. Кандагарский и урузганский «Талибан» в основном используют пункты пересечения границы в районе Регистан провинции Кандагар. 

Барамча и весь район Дишу контролируются теневым правительством «Талибана». Они контролируют рынок наркотиков и прибыльный налоговый поток с этого незаконного бизнеса. Барамча является не только крупным центром лабораторий по переработке наркотиков, но также родиной тренировочных лагерей «Талибана» и фабрик по производству бомб. Эта инфраструктура обеспечивает нужды талибов Гильменда, а также боевиков в соседних провинциях Фарах и Нимроз.

Афганский «Талибан» переправляет через Барамчу раненых на лечение в Пакистан. Раненые бойцы в основном попадают в частные больницы в ближайшие от границы города на пакистанской стороне, а именно в Дальбандин и Чагхай. Те, кто нуждается в более сложных хирургических операциях, отправляются в Кветту или Карачи. «Талибан» также использует Барамчу, чтобы иметь доступ к одному из главных мест встречи движения в городе Герди Джангалу. Расположенный в 360 километрах от Кветты и в 90 километрах от афганской границы, Герди Джангал населен главным образом пуштунами-эшакзаями, большинство из которых выходцы из Гильменда. Многие лидеры, в том числе бывший верховный лидер «Талибана» Ахтар Мансур, принадлежат к племени эшакзаев.

Талибские полевые командиры и боевики из южных, юго-западных и западных провинций используют этот маршрут как «рабочий», по нему они перемещаются между своими домами в Пакистане и зоной боевых действий в Афганистане или как «гостевой», если они проживают в Афганистане, и хотят посетить лидеров в Кветте, отдохнуть и развлечься. Некоторые из боевиков катаются группами по пять-пятнадцать человек на мотоциклах из Герди Джангаля в Гильменд и обратно на регулярной основе, еженедельно.

Этот же самый маршрут также является наиболее предпочтительным для талибов высокого ранга. По словам анонимного источника из высшего руководства «Талибана», Ахтар Мансур был знаком с местностью и людьми по обе стороны границы, как и любой обычный местный житель. Он часто ездил по районам от Барамчи до Нимроза и поддерживал отношения с местными влиятельными фигурами, проживающими вдоль границы в Афганистане, Пакистане и Иране. Так же это были излюбленные маршруты отступления Ахтара Мансура, когда он хотел спрятаться от пакистанских властей, которым вздумывалось оказывать давление на лидера движения. Некоторые ключевые командиры, военоначальники и теневые губернаторы также используют только этот маршрут для поездок «в командировки» на афганскую сторону для наблюдения за операциями на местах. По некоторым данным, по крайней мере шесть высокопоставленных военных и гражданских лидеров «Талибана» в этом году перешли на территорию провинции Гильменд через Барамчу.

Талибам этот маршрут достался от афганских моджахедов, которые в 1980-х годах по нему получали подготовленных новобранцев и оружие из Пакистана для переброски в Афганистан на борьбу с режимом НДПА и советскими войсками. Помимо моджахедов, большинство афганцев из южных, юго-западных и западных провинций в Пакистане, также используют этот маршрут.

Пункт перехода афгано-пакистанской границы Бадини


Названный в честь района на пакистанской стороне границы, пограничный пункт Бадини расположен в районе Шамулзай афганской провинции Забуль. Он граничит с Жобским районом провинции Белуджистан на пакистанской стороне и расположен примерно в 75 км к югу от Калата, столицы провинции Забуль. По словам бывшего чиновника «Талибана», в эпоху талибов при пересечении границы в этом месте соблюдались все обычные пограничные меры, он был укомплектован службами безопасности, и товары проходили таможенный контроль.

После падения режима талибов в 2001 году афганское правительство пыталось поддерживать здесь работу контрольно-пропускного пункта, укомплектованного Афганской национальной пограничной полицией (ANBP). Однако число задействованных служащих было ограничено, и они не могли контролировать все автомобильные маршруты через границу. Путь через этот пропускной пункт в настоящее время служит самым доступным и излюбленным маршрутом к талибам провинций Забуль и Газни, а также в некоторые районы провинций Урузган, Вардак и Пактика. Маршрут через Бадини связывает эти провинции непосредственно с городом Кучлак в 25 км к северу от Кветты, известным как местопребывание многих талибов в Пакистане. Местное население в этом районе по обе стороны границы по племенной структуре также идентично, большинство — это какарские пуштуны.

Талибы начали использовать контрольно-пропускной пункт Бадини примерно с 2005 года. К 2010 году по словам боевиков в Бадини уже не было и следа Афганской национальной пограничной полиции или какой-либо службы безопасности, на пакистанской стороне пограничная полиция беспрепятственно пропускала талибов.

«Пакистанская пограничная полиция нас не трогала», — заявил один из боевиков, — «Они просто помахали нам в знак приветствия. Мы двинулись дальше с нашими мотоциклами, в Кветту. Никто не остановил нас на этом пути».

Через Бадини талибы перевозят раненых, которых нельзя вылечить в местных или областных больницах Афганистана, к примеру таких как главный больничный центр в районе Нава провинции Газни, их отправляют в Пакистан.

Совсем недавно, летом 2017 года, боевики «Талибана» из провинций Газни и Забуль сообщили, что этот пункт пересечения границы был заблокирован с афганской стороны.

Ходили слухи, что в этом месте были развернуты американские войска. Однако местные чиновники в Забуле отклонили сообщения о размещении иностранных войск вдоль линии Дюранда. В сентябре 2017 года боевики «Талибана» заявили, что пограничный пункт открыт только для мотоциклов и пешеходов, но все еще закрыт для более габаритных транспортных средств.

Почему талибы так легко пересекают границу?

Существует несколько факторов благодаря которым талибы беспрепятственно переходят афгано-пакистанскую границу в Барамче и Бадини, в частности это — отсутствие правительственных сил, разрешительное поведение пакистанских органов безопасности, хорошо развитая сеть дружественных контактов среди местного населения по обе стороны границы, которая обеспечивает боевикам прикрытие.

Афганские силы безопасности в текущей ситуации не в состоянии проследить за всеми точками пересечения границы, афганское правительство не предпринимало серьезных усилий для развертывания войск во всех пограничных пунктах вдоль линии Дюранда, которые используются или могут быть использованы боевиками. Правительственный контроль установлен только на нескольких КПП, и талибы обычно избегают переходить границу в этих местах. Проблема в том, что основные пограничные пункты, используемые «Талибаном», уже давно не контролируются правительством Афганистана.

Это была продуманная стратегия «Талибана», перехватить контроль над этими пунктами пересечения границы. Именно в районах, находящихся вблизи границы с Пакистаном, в провинциях Забуль, Кандагар и Гильменд, с 2003 года талибы начали свою деятельность.

Вторая причина по которой талибы легко пересекают границу заключается в разрешительном и даже дружественном отношении, которое боевикам демонстрируют пакистанские военные. Отсутствие сотрудничества между афганскими и пакистанскими пограничными войсками или, проще говоря, дружеское отношение пакистанских военных к врагам афганского правительства позволяет талибам путешествовать по Пакистану и Афганистану так часто, как они хотят.

В-третьих, сплоченная сеть племенных общин, проживающих по обе стороны линии Дюранда, облегчает трансграничное движение. В большинстве случаев пограничная линия весьма виртуальна. Общинные отношения и необходимость ежедневного контакта внутри таких сообществ являются основной причиной того, что линия Дюранда остается такой иллюзорной. Это также позволяет боевикам, которые взаимодействуют с этими сообществами, действовать свободно, поскольку часто боевики имеют ту же племенную принадлежность. Эшакзаи, проживающие в окрестностях контрольно-пропускного пункта Барамча и Какары вокруг Бадини (и за пределами этих районов) уже давно являются ключевыми сторонниками «Талибана».

В-четвертых, многочисленные сети контрабандистов и наркоторговцев, которые долгое время использовали одни и те же пограничные переходы, обеспечивают прикрытие для боевиков, и отношения между ними обычно взаимовыгодные. Кроме того, талибы легко вписываются в толпу местных невозмутимых «пассажиров».

Движение «Талибан» мигрирует в Афганистан

С начала этого года талибы, похоже, испытывают давление со стороны их до сих пор весьма «дружественного хозяина». Пакистан по указке Соединенных Штатов начал притеснять боевиков. Талибы все чаще ищут альтернативу Пакистану внутри Афганистана для различного рода «услуг».

Однако, эта тенденция началась намного раньше, после 2014 года с попыток талибов перебросить в Афганистан учебные лагеря и медицинские центры. В 2015 году многие военачальники «Талибана» также перебрались на юг Афганистана, через пограничный пункт Барамча, поскольку некоторые члены движения были задержаны, а другие подверглись давлению со стороны пакистанской полиции после того, как они не приняли участие в переговорах, организованных Пакистаном совместно с афганским правительством.

Миграция талибов в Афганистан также была вызвана сокращением контингента международных сил безопасности в конце 2014 года. Талибы надеялись, что наряду с изменением фокуса на борьбу с ИГИЛ, произойдет значительное сокращение числа дронов, использовавшихся для охоты за лидерами талибов и командующими среднего звена. «Талибан» начал открывать местные медицинские учреждения в южных районах и нанимать местных врачей для лечения раненых. Один из крупнейших таких центров, который был основан еще до 2014 года, находится в районе Нава в Газни. Однако воздушные удары как американских, так и афганских военно-воздушных сил продолжились, что существенно затруднило «афганизацию» руководства талибов.

Если пересечение границы станет затруднительным, то талибы, вероятнее всего, продолжат размещать свои базы в Афганистане. В попытке адаптироваться к новым условиям, они используют для своих целей общественные объекты (например, существующие центры здравоохранения и школы) в качестве прикрытия. И еще один важный момент, с прекращением поставок оружия из Пакистана, талибы все чаще получают его внутри Афганистана. Оружие закатывается или покупается у военных афганских национальных сил безопасности, либо достается на черном рынке. Хотя взрывоопасные взрывчатые вещества и химикаты все еще продолжают поступать с территории Пакистана.

Другой вопрос заключается в том, можно ли вообще прекратить трафик боевиков, оружия и наркотиков через афгано-пакистанскую границу. Рано или поздно афганскому правительству придется взять под контроль пограничные районы, где расположены часто используемые пункты пересечения линии Дюранда. Полностью на практике перекрыть границу без постоянно размещенной на границе в 2400 км хорошо оснащенной армии и без поддержки местного населения не получится.

С другой стороны, укрепление границы политически нежелательно: афганское правительство не готово, по-видимому, признавать линию Дюранда, ставить ограждения и разделять местные общины. Де-факто правительство выступает за свободное трансграничное движение. Кабул хочет, чтобы граница оставалась открытой для всех, кроме боевиков.

В случае установления контроля за основными пограничными пунктами пересечения границы, которые часто используют талибы, вряд ли наступит решающий поворот в афганском конфликте. Пока «Талибан» продолжает пользоваться поддержкой среди мирного населения в ​​некоторых районах Афганистана, они будут продолжать свою деятельность в Афганистане, даже несмотря на ограничение их трансграничных перемещений.

Борхан Осман и Казал Можары
Перевод и редакция: Анна Королевская

Лекториум он-лайн

[youtube_channel resource=0 cache=0 random=true fetch=25 num=1 ratio=3 responsive=1 width=306 display=thumbnail norel=1 nobrand=1 showtitle=above desclen=0 noanno=1 noinfo=1 link_to=none goto_txt="Visit our YouTube channel"]

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать данные HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>