Экспертиза: почему талибам не удалось закрепиться в провинции Тахар

Несмотря на некоторые недавние успехи, у талибов так и не получилось укрепить свои позиции в северо-восточной провинции Тахар. Одной из причин того, что движению не удалось это сделать, стало усиление напряженности и борьба за власть среди узбекских и пуштунских талибов. Стратегически это не позволило им соединять свои фронты: западный и юго-западный (Кундуз и Баглан) и восточный (Бадахшан). Вероятнее всего, подобный провал связан с политикой найма «Талибаном» новых боевиков.

В первой половине 2017 года «Талибан» организовал серию нападений на районные центры и стратегически важные районы в северо-восточной провинции Тахар. В марте они безуспешно атаковали районный центр Хаваджах Бахаводин. В апреле напали на районный центр Даркада на крайнем севере провинции, но также не смогли его захватить. Осадили, но были оттеснены афганскими правительственными войсками в июне. В середине июня 2017 года талибы вновь захватили ряд деревень и правительственных контрольно-пропускных пунктов в Хаваджах Бахаводине, а также на юге в районе Хваджа Гхар, им удалось пересечь границу с провинцией Кундуз. «Талибан» также пытался угрожать правительственным силам в районе Мавара-и-Кокча, но в значительной степени приостановке продвижения боевиков поспособствовали точечные авиаудары ВВС США по значимым полевым командирам.

Кабульская газета «Weesa» сообщила в мае этого года, что местные власти в Тахаре приняли решение перевести районные администрации из Даргада и Янги Калы в провинциальный центр из-за существующей в этих районах гарантии безопасности. Однако, представитель провинциальной полиции Халил Асир в июле заявил, что несмотря на серьезные столкновения с боевиками, административные офисы в Даргаде и Янги Кале работают.

Читать далее...

Деятельность экстремистских группировок на территории Евразии

Доклад Валерия Синько, координатора Центра Льва Гумилева в Киргизии, на международной конференции «Политическая нестабильность в Афганистане осенью 2016 года: риски для страны и государств региона»

Пара строк из истории

История Афганистана, она очень интересна, но в то же время очень грустна. Его территория входила в состав империи Ахеменидов, была захвачена войсками Александра Македонского, подвергалась Арабскому вторжению, входила в состав тюрко-монгольской империи Тимуридов, а потом и Ирана. И только в XVIII век стали образовываться афганские ханства. После распада Ирана в 1747 году Ахмад – Шах Дурани основал первое Афганское государство.

Но в 1838 году Афганистан подвергся английской колониальной экспансии, началась первая англо-афганская война. Но на этом беды афганского народа не закончились, и в 1878 году началась вторая англо-афганская война.

21 февраля 1919 третий сын правящего тогда эмира Афганистана, Аманулла, объявил джихад — «священную войну» против Британии, провел мобилизацию и двинул на Индию 12 тысяч регулярных бойцов и 100 тысяч партизан-кочевников. Это первые упоминания о «джихаде» и партизанах. В истории эти события упоминаются как третья англо-афганская война.

В сентябре 1996 года к власти приходят талибы, по сути, речь идет о приходе к власти исламских радикальных группировок, которые провозгласили Исламский Эмират Афганистан.

Теракт 11 сентября 2001 года был использован США для вторжения в Афганистан, который укрывал у себя террориста Усама бин Ладена. НАТО оккупирует Афганистан и талибы переходят к партизанской войне.

Читать далее...

Турция в Центральной Азии: традиции и парадигмы — 3

Продолжение аналитического эссе известного востоковеда Александра Князева, Часть 1 и Часть 2

В декабре 1990 в Стамбуле прошел Международный курултай Туркестана, в центре внимания которого были т.н. «внешние тюрки». Турция стремительно принялась за реализацию планов по установлению своего доминирования и исполнению заказанной ей роли проводника интересов США в тюрко-мусульманских регионах. В 1992 году в Анкаре было создано Агентство по тюркскому сотрудничеству и развитию (TIKA), главной целью которого была названа координация связей в области банковского дела, а также подготовка государственных служащих и создание компьютерных сетей. Под влиянием кажущихся успехов тогда же, в 1992 году, президент Турции Тургут Озал провозгласил XXI век «веком Турции», а тогдашний премьер-министр Сулейман Демирель говорил о «турецком мире от Адриатики до Великой китайской стены» и о том, что Турция станет «культурным центром и историческим магнитом для новосуверенных государств».

Начиная с 1993 года в Турции проводятся встречи турецких руководителей с главами постсоветских государств и субъектов Российской федерации с преобладающим тюркским населением. При прямой и косвенной поддержке со стороны государственного руководства и государственных ведомств в Турции резко активизировались общественные организации, землячества, общины, фонды, работающие с общественностью мусульманских республик СНГ и республик в составе России. Но степень влияния Турции в разных странах Центральной Азии оказалась неодинаковой, различной — как в количественных, так и в качественных, содержательных характеристиках — таковой она остается и к настоящему времени.

Читать далее...