Региональная безопасность в отсутствии региона: многосторонние и двусторонние форматы

В оценке итогов июньского саммита ШОС, прошедшего в Ташкенте, большинство наблюдателей акцентировали и продолжают акцентировать внимание на действиях по численному росту организации. Предполагается, что новая геополитическая конфигурация ШОС придаст дополнительный импульс экономическому росту в странах-членах ШОС и будет способствовать переходу мировой системы из ее нынешнего турбулентного, уже латентно кризисного состояния в процесс плавной эволюции. Значительно меньше внимания уделяется другому вопросу ташкентской повестки: военно-политической ситуации в Афганистане с ее проекцией на региональную безопасность.

Основные векторы угроз для региональной безопасности с афганского направления сформировались в начале 1990-х годов в условиях действия двух основных факторов. Первым из них был распад СССР и прекращение действия вполне эффективного до тех пор принципа изоляции от зоны афганского конфликта. Вторым стало собственно развитие ситуации в Афганистане, сформировавшее те базовые условия, которые и позволяют говорить об «афганских угрозах». Главным здесь стало разрушение институциональных основ афганской государственности, повлекшее за собой слом функциональных возможностей государства контролировать территорию и население страны. Что, в свою очередь, создало возможности для использования афганской территории в целом спектре видов деятельности, априори имеющих угрозный характер и для самого Афганистана, и для всего региона. Это возможности базирования на афганской территории управляемых извне экстремистских и террористических группировок, это возможности производства и последующего транзита наркотических веществ. Дополнительно, перманентно нестабильная ситуация в Афганистане провоцирует постоянные миграционные процессы, хотя нужно отметить, что дестабилизирующее воздействие фактора беженцев среди стран региона, начиная с начала 1980-х годов испытали из стран-соседей на себе в основном Пакистан и Иран, а в 1990-х и начале 2000-х в меньшей степени — Таджикистан. К настоящему же времени эта проблема уже не является региональной, влившись в общий для всего Ближнего и Среднего Востока миграционный кризис на европейском направлении.

Читать далее...