Князев: о перемирии и переговорных инициативах по Афганистану. Часть 2

Продолжение аналитического исследования востоковеда Александра Князева относительно мирных инициатив и переговорных процессов в Афганистане. Начало

С кем говорить?

Разнородность «Талибана», не являющегося вертикально организованным и четко структурированным движением всегда, во-первых, будет ставить под сомнение вопрос о том, кто может быть эффективным и легитимным (с точки зрения всего «Талибана») актором переговоров с талибской стороны.

Принято считать, что руководство «Талибана» (Исламского Эмирата Афганистан) сосредоточено в возглавляемой Маулави Хайбатуллой Ахундзада Шуре, которая частично базируется в Карачи и частично в Кветте (Шура Кветты). Большинством военных командиров Хайбатулла Ахундзада признан лидером Кветты Шуры, лидерство Хайбатуллы Ахундзада признается Шурой Севера, Шурой Мирамшаха («сетью Хаккани») и Пешаварской Шурой. Существует оппозиционная группа, возглавляемая Убайдуллой Ишакзаем, двоюродным братом покойного Муллы Ахтара Мансура. Но в реальности значительная часть военных командиров на местах действует зачастую самостоятельно, не согласуясь с Шурой Кветты, часто следуя своим собственным интересам, в том числе — напрямую исполняя заказы от зарубежных спонсоров. 

Попытки ввести в действие обязательность исполнения приказов Шуры Кветты в «Талибане» предпринимались многократно еще при Мулле Омаре, однако они не были и не могли быть эффективны, поскольку противоречили бы самой сущности «Талибана». Это изначально иррегулярное движение, эффективность которого во многом обеспечивается местными связями в том или ином регионе. Выход за пределы своего региона для того или иного командира/отряда может быть эффективным только кратковременно, продолжительный контроль над чужой территорией невозможен, так как отсутствует даже минимальная поддержка населения. Еще в 2006 году решением Расул Шура (высший совет) была сделана попытка внедрить в движении кодекс поведения (дисциплинарный устав) Layha, авторами которого были Мулла Бародар и Устад Ясир, затем в нее вносились изменения в 2009 и 2010-м годах, однако эти нововведения вызвали протесты на местах и не были реализованы. 

Читать далее...

Князев: Афганистану необходимо принципиальное изменение государственного устройства и формирование конструктивного этносоциального баланса

Из выступления востоковеда Александра Князева «Имитация миротворчества и борьбы с терроризмом как инструменты внешнего управления Афганистаном» на международной конференции «Терроризм и внутриполитические процессы в Афганистане. Переход от войны к политическим решениям в контексте региональной активности», которая прошла в 11 апреля в Москве.

Одна из главных задач, которая стоит перед Афганистаном для того, чтобы выйти из этого многолетнего состояния нестабильности и внешней зависимости, в котором он находится сегодня, одним из инструментов решения всего этого комплекса проблем, является создание сильного государства. Создание государства, которое имело бы соответствующие институты, функционально эффективные, способные управлять обществом, контролировать территорию страны, упреждая все существующие в данное время и возможные в будущем негативные явления. Когда мы сегодня говорим об угрозах из Афганистана, мы же понимаем, что нам угрожают не афганцы, не афганское общество, окружающим Афганистан странам угрожает тот факт, что существующее государство — слабое, это государство не управляет страной, оно не контролирует территорию страны, что, в итоге, и используется для воспроизводства каких-то деструктивных вещей по отношению, в частности, к странам-соседям, препятствуя как их развитию, так и развитию самого Афганистана. 

Читать далее...